Тамара де Лемпицка

(настоящее имя – Мария Гурвик-Горская)

– польская и американская художница, одна из основателей и лидер направления арт-деко.

 

Творческая биография

Тамара де Лемпицка родилась 16 мая 1895 года в Москве, согласно другим данным, в том числе увещеваниям самой художницы – в Варшаве. Её мать, Мальвина Деклер, была известной светской львицей и дочерью банкира; отец, русский еврей Борис Горский, был успешным предпринимателем. Спустя несколько лет после рождения дочери он исчез при невыясненных обстоятельствах, и больше о нём не слышали. Существует версия, что он совершил самоубийство.

Знакомство с живописью произошло, когда Тамаре было 12 лет, когда её мать заказала маститому художнику портрет дочери. Девочке категорически не понравилась получившаяся картина, и она заявила, что сможет сделать лучше. В 1907 году бабушка Клементина отправилась с внучкой в путешествие по Италии. Так началось знакомство будущей художницы с шедеврами великих мастеров.

Когда Тамаре исполнилось 14 лет, её отдали на обучение в престижную школу в Лозанне, Швейцария.
В 1914 году Тамара переехала в Санкт-Петербург, где познакомилась со своим будущим мужем – адвокатом Тадеушем Лемпицким. В браке она родила единственного ребёнка – дочь Кизетту.

После революции супруги были вынуждены бежать от большевизма за границу. Тадеуша Лемпицкого арестовали и чуть было не приговорили к расстрелу, однако ему удалось освободиться, после чего семейство немедленно покинуло страну. После недолгих скитаний чета осела во Франции и первое время жила на средства, вырученные с продажи украшений. В Париже Лемпицка стала брать уроки живописи у фовиста Мориса Дени в Академии Рансон (Académie Ranson) и Андре Лота – в Академии Гранд Шомье (Académie de la Grande Chaumière). Обладая тем, что принято называть предпринимательской жилкой, Лемпицка быстро научилась организовывать выставки и выгодно продавать картины. В 1922 году она уже наладила сотрудничество с Осенним Салоном и Салоном Независимых. Первое время художница скрывалась за мужским псевдонимом – она использовала маскулинную форму собственной фамилии. Поэтому в каталогах того времени её работы можно найти под авторством «Лемпицкого» (Lempitzky вместо Lempitzka). Такую же подпись она оставляла непосредственно на полотнах.

В 1925 в Италии состоялась первая персональная выставка Лемпицкой – её спонсировал граф Эммануэль Кастельбарко (Emmanuele Castelbarco). Специально для этой экспозиции художница выполнила 28 новых полотен в течение полугода. Один портрет занимал у неё в те годы три недели работы. Через Кастельбарко художница познакомилась с крупным итальянским писателем и драматургом Габриэлем д’Аннуцио. Она дважды посещала его виллу на озере Гарда: женщина хотела выполнить портрет писателя, а тот пытался соблазнить её. Дело закончилось скандалом, а публика получила пищу для сплетен.

К 1927 году Лемпицка стала брать за картину сумму 50 000 франков, что эквивалентно 20 000 долларов в наши дни. В 1928 году художница получила развод – супруг устал от измен Тамары, и вернулся в Польшу. Художница несколько раз предпринимала попытки вернуть своего мужа, но в результате даже не смогла закончить его портрет. На картине Лемпицкий изображён суровым и отстранённым, незавершённой осталась рука, на которой он носил обручальное кольцо.

Период с 1927 по 1929 – пик карьеры художницы, вершина её славы. На неё сыпятся заказы, и она больше не испытывает финансовых затруднений. Вдобавок, сотрудничество с модными журналами сделало её имя известным по другую сторону Атлантики. Одним из самых щедрых спонсоров Лемпицкой стал Доктор Букар (Dr. Boucard), сделавший состояние после изобретения им лекарства от несварения желудка – лактеола.
В 30-е годы Лемпицка стала часто ездить в США, где стала любимой портретисткой Голливуда. В 1933 она повторно вышла замуж. Новым супругом оказался венгерский барон Рауль де Куффнер. Чета сыграла свадьбу в Цюрихе и осела в Нью-Йорке. Лемпицка (художница сохранила фамилию бывшего, под которой её уже хорошо знали, но стала прибавлять звучную приставку «де») назвала Соединённые штаты страной великих возможностей. После прихода к власти нацистов Лемпицка, в чьих жилах текла еврейская кровь, стала настаивать на продаже мужем его владений в Венгрии. Зимой 1938 года супруги покинули Европу, с 1942 года стали жить в США постоянно. Как ни парадоксально, эстетика Лемпицкой нашла немало поклонников среди нацистов.

После Великой Депрессии и ужасов войны картины Лемпицкой продавались не так охотно, однако она закрепила за собой амплуа светской львицы и меценатки. Вдобавок, её новый муж оставался её самым большим почитателем до конца своих дней.

В 1962 году, когда Куффнера не стало, Лемпицка написала, что потеряла всё. Чтобы справиться с горем, она предприняла путешествие по Старому Свету. Теперь она уделяла больше внимания своим внучкам – девочки не были обделены любовью художницы в отличие от Кизетты.


Arts Decoratifs

«Мои картины узнаешь среди сотен других. Моей целью было: не копировать. Создать новый стиль, (…) яркие и чистые краски, возвращение к элегантности в моих моделях». Лемпицка испытала влияние флорентийских маньеристов, особую любовь питала к Энгру. Она жестоко критиковала и даже высмеивала многих импрессионистов за их любовь к «грязным цветам». Её собственный стиль был точен, аккуратен, элегантен; цвета – предельно чистыми. Что касается современников, её вдохновлял так называемый «синтетический кубизм» (со слов Мориса Дени). Андре Лот называл его «мягким кубизмом». Стиль Лемпицкой словно примирял радикальный авангардизм со вкусами буржуазии, он был ультрасовременен, однако лишён остроты Брака или Пикассо. От своего главного учителя – Андре Лота – художница унаследовала вкус к упрощённым формам, а у мастеров кватроченто позаимствовала то, что по-итальянски называют «linea Serpentina» – характерный S-образный изгиб фигуры, усиленный контрапост.
Чем более знаменитой и востребованной становилась Лемпицка, тем меньше похвал она слышала в свой адрес. Её критиковали за «извращённый энгризм», к творчеству относились в лучшем случае снисходительно – по сей день иные консерваторы склонны относить её живопись к китчу. Однако искусствоведы со всего мира единодушно признают её в качестве основоположницы или, по крайней мере, одного из лидеров направления Арт Деко (фр. art deco, букв. — «декоративное искусство»).

Наиболее выдающаяся картина в этом жанре, ставшая олицетворением эпохи, – «Портрет Тамары в зелёном Бугатти», написанный в 1925 году. Любопытно, что в реальности у Лемпицкой никогда не было такой машины – ей принадлежал только маленький жёлтый Рено. Написанный для обложки немецкого журнала «Дама / Die Dame», её «Автопортрет…» был воспет как символ женского освобождения.

Газета «Нью-Йорк Таймс» назвала Лемпицку «богиней автомобильного века со стальными глазами» (steely-eyed goddess of the automobile age). Немецкое издание «Das Magazin» сравнило художницу с прекрасной Брунгильдой.
По точному наблюдению Жана Кокто, Лемпицка любила высокое искусство и высшее общество в равной степени. Она полагала, что, будучи художницей, не только вправе, но и обязана попробовать всё. «Я живу на обочине общества, и правила нормального общества не имеют значения для тех, кто находится на обочине».

Известно, что Лемпицкая при всём блеске её имиджа страдала от депрессии. Период с 1934 по 1938 гг. отмечен глубоким духовным кризисом. В это время из-под её кисти выходят преимущественно полотна религиозной тематики. Наиболее часто повторяющийся мотив – скорбящая Мадонна со слезами на щеках. Полотно «Тереза Авильская / Saint Teresa of Avila», написанное со скульптуры Бернини, относится к знаковым работам 30-х годов в карьере художницы.

Одной из причин кризиса – вероятно, главной причиной – стало пренебрежительное отношение к ней как к художнице. В США за Лемпицкой закрепилось прозвище «баронесса с кисточкой». Критики были к ней безжалостны, а число заказов таяло с каждым годом. Лемпицка переключилась на натюрморты в духе старых голландских мастеров, стала копировать шедевры эпохи Ренессанса. В 50-е годы она предприняла отчаянную попытку сменить стиль и попробовала себя в более актуальном, чем её фигуративная живопись, абстракционизме, но была обречена на провал. Никогда на протяжении всей жизни Лемпицка не оставляла живописи, однако к концу 60-х годов в её мастерской можно было найти преимущественно авторские повторения и реплики прежних работ. Немногочисленные персональные выставки, проходившие в послевоенный период, приносили одни разочарования.

Очередным поворотным моментом в карьере постаревшей художницы стала масштабная ретроспективная выставка, прошедшая в 1972 году в Люксембурге. В экспозиции были представлены лишь старые работы – лучшее из ушедшей эпохи арт-деко. Выставка привлекла внимание молодёжи и вернуло имя уже практически забытой художницы из небытия. Колоссальный успех выставки удивил даже саму Лемпицкую. Полячка получила заказы на реплики её классических работ, в частности «Прекрасной Рафаэллы» – этот портрет молодой проститутки считается одной из вершин творчества Лемпицкой. К сожалению, авторские повторения значительно уступали в качестве своим оригиналам: сказывался возраст Лемпицкой. Она уже не обладала былой твёрдостью руки, вдобавок ухудшилось зрение – и цветовосприятие.

 

«La Belle Polonaise»

Биографы Лемпицкой зачастую попадают в ловушку, уделяя слишком много внимания её личной жизни и чрезмерно фокусируясь на её статусе гламурной дивы. Художница действительно вела богемный образ жизни и стала одним из символов «ревущих двадцатых», общалась с важнейшими художниками своего времени и эпатировала публику романами с такими знаменитостями из художественных и литературных кругов, как Вита Сэквилл-Уэст, Колетт, Сюзи Солидор и т.д. Однако главной страстью и настоящей одержимостью для Лемпицкой оставалось её творчество. «Я рисовала королей и проституток, тех, кто является для меня вдохновением и приводят к тому, что я чувствую вибрации».

Что касается скандального поведения (художница была эмансипированной женщиной и открытой бисексуалкой), то увлекаться подробностями личной жизни художницы достаточно опасно: известно, что Лемпицка в течение всей жизни многократно переделывала и переписывала свою биографию, меняя детали и попросту вычёркивая неудобные факты. В попытках скрыть свой возраст она некоторое время скрывала факт наличия у неё дочери, говорила, что Кизетта на самом деле её младшая сестра. Даже дата и место рождения Лемпицкой до сих пор вызывают споры у исследователей. Так, по одной версии она родилась в Варшаве, по другой – в Москве. Год рождения 1898 представляется некоторым историкам выдуманным и нестыкующимся с дальнейшей хронологией.

 

Место в истории

В 1978 году Лемпицка поселилась в Мексике, где приобрела роскошный особняк, построенный по проекту японского архитектора. Последние годы она проводила в компании молодых людей, не в силах смириться с фактом окончательно наступившей старости – и приближающейся кончины. К концу жизни художница страдала от эмфиземы лёгких и артериосклероза.

Тамара де Лемпицка скончалась 18 (по другим данным – 15) марта 1980 года в возрасте 81 года в Куэрнаваке, Мексика. Согласно её завещанию, её прах был развеян над действующим вулканом Попокатепетль.

Сегодня работы художницы хранятся в лучших собраниях планеты и продаются на аукционах за миллионы долларов. Лемпицка входит в число самых дорогих художниц в истории. Так, 2 ноября 2011 года работа «Сон (Рафаэла на зелёном фоне)» 1927 года ушла с молотка Sotheby’s в Нью-Йорке за 8,48 млн. долларов. Ретроспективные выставки художницы открываются в крупнейших музеях мира ежегодно, последняя ретроспектива прошла в 2015 году в Турине.

Самой большой поклонницей художницы является Мадонна: она использовала её работы в музыкальных клипах на песни «Open Your Heart» (1987), «Express Yourself» (1989), «Vogue» (1990) и «Drowned World/Substitute for Love» (1998), а также в оформлении декораций во время двух мировых турне.